Дольче и габбана беременным


Дольче и габбана беременным

Дольче и габбана беременным

Дольче и габбана беременным



, итальянские модельеры

Автор: Юлия Юнина

Сайт: Аргументы И Факты

Статья: Дольче и Габбана: в двух шагах от счастья

ЭТО Дольче и Габбана ввели в моду рваные джинсы, это они превратили бюстгальтер из «стыдного» нижнего белья в роскошный аксессуар, который можно носить с мужским костюмом, это они дали начало «бельевому стилю» в женской моде и превратили черные платья итальянских вдов в суперсексуальные одежды. Они давно уже могли бы нанять целую армию стилистов и просто раздавать поручения, вместо того чтобы корпеть над эскизами. Они давным-давно могли бы быть счастливы. Но, для того чтобы быть абсолютно счастливыми, им не хватает одной, но очень важной мелочи. Хотя им эта мелочь вовсе не кажется столь уж мелкой.

Тяни-толкай

ДОМЕНИКО ДОЛЬЧЕ и Стефано Габбана — живая иллюстрация закона о единстве и борьбе противоположностей. Друзья называют их «Дольчегаббаната» — этакий «Тяни-толкай». Правда, борьба в их случае отсутствует почти полностью. У них, наоборот, случилась любовь с первого взгляда — они абсолютно случайно устроились ассистентами в одно миланское ателье, где в процессе совместного раскроя и шитья костюмов для итальянских домохозяек выяснили, что очень любят эпоху барокко, классические итальянские фильмы и… друг друга.

Хотя даже внешне они совсем-совсем разные. Доменико — коренастый, молчаливый, обожает черный цвет, предпочитает проводить вечера дома, потому что любит покой и уединение. Он родом с Сицилии, где его семья владела маленьким ателье. С 6 лет мальчик работал на подхвате у отца, чуть ли не с закрытыми глазами мог пришить рукав к пиджаку (за что и получил прозвище «Моцарт» — мол, этот мальчик такой же бог в искусстве кройки и шитья, как Моцарт — в музыке), а в свободное время в качестве развлечения создавал из лоскутов миниатюрные костюмчики и платья.

Жизнь на Сицилии течет по законам, сложившимся много столетий назад, — глухие черные платья местных женщин, узкий шерстяной костюм, который Доменико разрешалось надевать только в воскресенье, когда вся семья отправлялась в церковь, блестящие итальянские мачо, умеющие так небрежно и так элегантно носить шляпы, сплошной домострой и слово отца, которое крепче любых замков. Мать его особо не баловала — семья была не из богатых, так что ни на дорогие игрушки, ни на обновки рассчитывать не приходилось. Какие тут обновки, если мать сама частенько донашивала за отцом его костюмы в тонкую светлую полоску (для грязной работы по дому хорошего платья жалко, а всякие новомодные штучки типа спортивного трикотажа на Сицилии сурово порицались). Эти воспоминания детства Доменико потом перенесет в коллекции. Но это будет потом, а пока Доменико по достижении совершеннолетия должен был войти в семейный бизнес — так в тех местах заведено испокон веков. А он взял и выкинул фортель — поступил в университет, откуда сбежал чуть ли не на следующий год, отчаянно заскучав. Дольче отучился в художественной школе и рванул в Милан — на поиски славы и удачи.

А красавчик Стефано (он на четыре года младше Доменико) теперь с улыбкой признается, что уже в сладкие годы тинейджерства был отчаянным модником. В начале каждого сезона он отправлялся в магазин фирмы «Фиоруччи» (любимая фирма итальянской молодежи, падкой на все яркое и блестящее) и прикупал там себе самую-самую модную на тот момент вещь. «Но я и думать не мог, что создание одежды станет моим собственным бизнесом». Габбана учился на отделении графики и дизайна в художественном колледже, закончил его «в звании» «креативный директор», но по профессии не проработал ни дня — он тоже отправился в Милан на поиски славы и удачи. Стефано — в противоположность Дольче — родился в Северной Италии, он высокий, худой и болтливый, обожает путешествовать по ночным клубам.

И все же, такие разные, они сперва стали любовниками, затем — партнерами по бизнесу. Они все делают вместе — вместе придумывают коллекции, вместе отдыхают и путешествуют, даже разговаривают вместе, перебивая один другого. Запретных тем для них нет — они спокойно могут говорить и о политике, и о своей гей-семье. Хотя бдительные пресс-секретари стараются не оставлять их наедине с журналистами (чтобы не наболтали чего лишнего) и даже просят показать вопросы перед началом интервью — вдруг там будет что-нибудь неполиткорректное. У меня, к примеру, они вымарали абсолютно невинный вопрос: «Представьте: вас пригласили на важную церемонию, вы открываете шкаф и понимаете, что вам абсолютно нечего надеть. Ваши действия в такой ситуации?» Видимо, пресс-секретарь решила, что у ТАКИХ модельеров просто не может не быть костюмов на все случаи жизни. Тогда я спросила их про другое: а что господа Дольче и Габбана делают с одеждой, которая им надоела, — ее, поди, за прожитые годы набралось предостаточно?..

— Мы никогда не устаем от нашей одежды, потому что каждое из наших творений содержит частичку нас самих. За каждой моделью стоят история, идея, маленькая тайна. Ведь вы же никогда не устаете от вещей, которые любите!

При таком подходе к вопросу в их роскошном палаццо XVIII века в Милане под платяные шкафы должна быть отдана как минимум половина жилой площади. Но там еще умещаются роскошная мебель, неплохая коллекция живописи, шкуры зверей и прочие излишества. Видимо, их архитектор был гением. А я тем временем продолжаю выпытывать:

— Вы так давно работаете вместе, что вам, наверное, и сны снятся одинаковые?

— Естественно, мы всегда знаем, о чем думает каждый из нас, какие мысли крутятся у нас в голове. И так же естественно, что порой мы можем видеть разные сны, испытывать разные желания, быть одержимыми разными идеями. И хотя на первый взгляд они будут принципиально разные, но благодаря особым волнам, которые связывают нас, мы можем преодолеть любые разногласия и прийти к решению — порой весьма неожиданному, но единственно правильному в этой ситуации.

Иногда они задумываются о том, как могли бы жить поодиночке. «Если бы я перестал работать с Доменико, я, наверное, ушел бы вообще из модного бизнеса», — утверждает Стефано. «А я, если бы мог вернуться назад, наверное, заперся бы в комнате, где все стены уставлены шкафами, полными тканей, где в углу пылятся старые манекены, где есть швейная машинка и две женщины-помощницы. Наверное, я был бы счастлив. Но на самом деле мы просто не знаем, на что это похоже — работать в одиночестве», — говорит Доменико.

Как стать сексуальной

— СЕЙЧАС все чаще звучит мнение о том, что все лучшее в моде — формы, силуэты, стили — уже придумано. И в будущем нас ожидают лишь вариации на темы стилей прошлых лет. Вы согласны?

— Нет-нет, постойте, давайте сперва определимся с понятиями. С одной стороны, существует «эссенция» моды — несколько основных форм: брюки, юбки, блузки, жакеты. И, желая быть оригинальными, никто не станет шить брюки с тремя брючинами — просто потому, что они никому не нужны, такая модель элементарно не функциональна. С другой стороны, каждый дизайнер предлагает свою интерпретацию стилей, очертаний, тех самых основных форм. Вот тут-то и начинается творчество. Так что мы не согласны с теми, кто говорит, что все уже придумано.

— Тогда почему никто из модельеров не решается предложить что-нибудь кардинально новое?

— Мы категорически с этим не согласны! К примеру, именно мы первыми предложили несколько принципиально новых идей: мужские костюмы, надетые на голое женское тело, — раз. Второе — благодаря нам нижнее белье превратилось в верхнюю одежду, а еще мы первыми включили в коллекцию «художественно разодранные» джинсы, богато декорированные, расшитые ювелиркой и драгоценными камнями. Или платья-бюстье — этого до нас тоже не делали.

— Влияет ли одежда на человека, на его настроение? Справедливо ли утверждение, что, если долго носить одежду серых тонов, можно впасть в депрессию?

— Естественно, одежда влияет на все, начиная от чувства юмора человека и заканчивая его восприятием себя. Мы хотим, чтобы люди выглядели соблазнительно, когда они носят наши модели. Потому что, когда ты получаешь комплименты по поводу своей внешности, ты ощущаешь себя более уверенным в собственных силах.

— Одежда каких цветов преобладает в вашем собственном гардеробе?

— Мы предпочитаем чистые тона: черный, белый, глубокий красный. И не любим смешанные или искусственные краски.

— Сегодня модельеры не столько одевают, сколько раздевают женщину.

— Тело имеет свой собственный язык, который мода должна интерпретировать, передать. Мы не любим бессмысленное выставление напоказ голого тела — нам больше нравятся очень сексуальные, немного ироничные детали, которые словно приоткрывают «завесу тайны». А еще мы помешаны на пропорциях — грудь, бедра…

И вообще женщина не может быть сексуальной только потому, что носит ту или иную одежду. Сексуальность — это нечто большее: ее отношение к жизни, ее индивидуальная манера поведения. А одежда может лишь усилить эту черту. Иногда женщина даже не догадывается, насколько она сексуальна, до тех пор пока не наденет наши модели. И тогда, встав перед зеркалом в примерочной, она вдруг понимает — у меня же красивое тело!

В справедливости этого заявления лично убедилась знаменитая итальянская актриса Изабелла Росселлини: «Впервые я увидела их давным-давно на Неделе моды в Милане. Запомнила, что одного звали Дольче — «сладкий» по-итальянски, второго как-то еще. Зато их коллекция поразила меня — поразило то, как они умудрились объединить в одном пространстве две абсолютно несовместимые вещи — Сицилию и новаторство. Я итальянка и прекрасно знаю, что такое Сицилия. Это старый мир, где до сих пор свято чтут древние традиции: девственницы, вендетта, вдовы, хранящие верность своим умершим мужьям. А мода немыслима без соблазнения, ярких красок, ярмарки тщеславия — всего, что старые сицилианские правила осуждают. Но эти двое все же нашли возможность соединить два мира.

Первой моделью, которую я у них купила, стала белая блузка. Очень целомудренная, с ручной вышивкой по воротничку. Но эта блузка, скроенная особым образом, так увеличивала грудь, что казалось, будто она сейчас взорвется. У мужчин эта блузка, вернее я в ней, пользовалась бешеным успехом. Много позже мы познакомились лично — у меня было такое чувство, будто мы — старые друзья. Наш разговор напоминал игру в пинг-понг — мы перебрасывались именами итальянских режиссеров и актрис: Висконти, Де Сика, Софи Лорен, Тото. Это была та культура, на которой я выросла, — ведь мой отец, режиссер Роберто Росселлини, был одним из основоположников течения неореализма, а Доменико и Стефано часто вдохновлялись именно этими фильмами.»

— Вы часто говорите о том, что идеи коллекций вам подсказывают старые фильмы или воспоминания вашего собственного детства. А где еще можно подсмотреть оригинальные ходы?

— Кроме коллекций высокой моды мы делаем еще и варианты, что называется, для улицы, и одежду в молодежном стиле. Чтобы ухватить ритм этой — уличной — жизни, мы ходим в клубы, на дискотеки, просто заходим в маленькие уличные магазинчики. И пытаемся понять те спонтанные тенденции, которые влияют на развитие моды. Иногда идеи приходят весьма неожиданным путем: во время поедания мороженого, к примеру. Цвет фруктового щербета может ударить по глазам и, возможно, навеять нам оттенок футболки или еще чего-нибудь.

Скупая Мадонна

НА САМОМ деле главными вдохновительницами творчества Дольче и Габбаны остаются блестящие итальянские актрисы — Софи Лорен, Джина Лоллобриджида, Анна Маньяни в фильмах 50–60-х годов. Их восхитительные тела, затянутые в узкие корсеты-«грации», их пояса и кружевные подвязки, их пышные груди и точеные ножки сводили с ума мужскую половину зрительного зала. Это высокое эротическое напряжение Дольче и Габбана перенесли в свои коллекции: тонкие талии, топы-бюстгальтеры, выглядывающие из-под пиджака, кружевные чулки и прозрачные платья-комбинации. «Но при этом вы никогда не увидите в наших коллекциях голую грудь или задницу. Женское тело должно выглядеть соблазнительным, но оно не должно выглядеть доступным», — утверждают модельеры.

При всей своей эпатажности и открытости Дольче и Габбана, общаясь со знаменитостями, остаются обычными застенчивыми итальянскими парнями. Иногда их застенчивость выходит им же боком, как это случилось с Мадонной. Сегодня они говорят про нее: «Наш друг, наше восхищение и наше вдохновение», — хотя это «восхищение» чуть было их не разорила.

Еще работая ассистентами, Дольче и Габбана старались не пропускать ее концертов и тихо мечтали о том, как однажды познакомятся с нею. Обычные мечты обычных поклонников поп-звезды. И однажды они буквально лишились дара речи, когда, раскрыв газету на странице светской хроники, обнаружили фотографию Мадонны, одетой в один из их костюмов. А еще через некоторое время им позвонила пресс-секретарь Мадонны и передала желание дивы: ей очень понравился один костюмчик из их новой коллекции — Мадонна увидела его в каком-то журнале и теперь не прочь посмотреть коллекцию целиком. Мечта стала явью — дизайнеры были лично представлены своей героине. Встретились они, правда, не в родной для всех троих Италии, а в Нью-Йорке. «Она появилась в ресторане, где была назначена встреча, одетой, как юноша, но при этом была очень приветлива и чертовски соблазнительна. Мы почувствовали, как от нее буквально исходят волны чувственности. Очень положительные ощущения!» — вспоминают Дольче и Габбана. Сама Мадонна их творчество оценила очень, по ее мнению, высоко: «Ваша одежда очень сексуальна и с чувством юмора — прямо как я!» Дизайнеры растаяли от такой похвалы. В финале обеда три знаменитости заключили договор, согласно которому модельеры должны были изготовить костюмы для будущего тура певицы «Girlie», причем не только для нее, но и для всех музыкантов и танцовщиков ее труппы. Меньше чем за два месяца Дольче и Габбана выдали «на-гора» 1500 (!) костюмов, большая часть из которых была сшита и отделана вручную. Мадонна была счастлива, а дизайнеры — шокированы, так как во время сдачи работы выяснилась одна пикантная деталь: модельеры не побеспокоились оговорить в контракте сумму, которую они хотели бы получить за свою работу, а Мадонна не стала им об этом напоминать. В итоге простые итальянские парни задаром поработали на ушлую итальянскую девицу. Если Мадонну частенько называют «material girl» (то есть особа, крепко стоящая на земле), то Дольче и Габбану назвать материалистами никак нельзя. «Возможно, мы не думаем о стоимости нашего труда потому, что уже давно заработали гораздо больше денег, чем способны потратить».

На тех костюмах Мадонны им все же удалось заработать — через несколько лет бюстгальтер певицы авторства Дольче и Габбана, в котором она выступала в туре «Girlie», был продан почти за 24 тыс. долл. при стартовых ценах в 7 тыс. долл.

Чего им не хватает

«ИНОГДА мне кажется, что многие нам завидуют. Ну посмотрите вокруг — сколько гетеросексуальных пар разводятся, прожив вместе два-три года, а мы уже 20 лет вместе! — говорит Дольче. — Жизнь гей-семьи ничуть не менее интересна. Мы обожаем проводить время вместе, но при этом ценим и уважаем свободу каждого. Никакого домостроя! Я, к примеру, свободное время предпочитаю проводить дома, готовя всякие деликатесы, а Стефано любит вечеринки, ночные клубы, шумные компании. И мы не пытаемся навязать друг другу свой стиль жизни — мы просто умеем ценить все ее стороны».

Сейчас они живут вчетвером — два дизайнера и две собаки-лабрадора. Один — «сынок» Дольче, другая — «дочка» Стефано. Дольче и Габбана признаются, что для счастья им не хватает одного — иметь детей. Настоящих. Которых можно было бы воспитывать, баловать, вывозить на пикники… И это единственный пункт, по которому у пары возникают споры. Один хочет ребенка усыновить, другой мечтает о ребенке биологическом — благо, современная наука это позволяет. Но этого не позволяют делать итальянские законы. «Возможно, лет через десять мы все бросим, уедем в другую страну, законы которой более лояльны по отношению к людям с другой сексуальной ориентацией, заведем детей… И будем по-настоящему счастливы», — мечтательно говорят они и спешат в студию: до показа очередной коллекции остается всего несколько недель…



Источник: http://www.allabout.ru/a3442.html


Дольче и габбана беременным

Дольче и габбана беременным

Дольче и габбана беременным

Дольче и габбана беременным

Дольче и габбана беременным

Дольче и габбана беременным

Дольче и габбана беременным

Дольче и габбана беременным

Еще статьи:

Фото беременной ирины круг

Трава при простуде беременных

Когда беременной сокращают рабочий день

Нарощенные ногти и беремен

Заказать майку для беременной